Как образуются русские фамилии?
Как узнать больше о происхождении той и иной фамилии?

Многие русские фамилии происходили от имен предков, их прозвищ или рода занятий. Первые фамилии возникли в Великом Новгороде, потом они стали появляться у московских князей и бояр, а в 17 – 18  веках обрелись и у крестьян. Но делалось это чаще всего небрежно, с ошибками. Лишь в 19  веке русские  стали обретать фамилии в массовом порядке – причем, как правило, были одинарными и передавались по мужской линии.

Великороссы или обитатели центральной, черноземной части составляют до 70–80% русского населения России. Они чаще всего имеют фамилии, оканчивающиеся на -ов, -ев или -ёв. Такие фамилии образовывались от отчества или от имени деда. Сын Ивана становился Ивановым, сын Прохора – Прохоровым, а у мужчины с прозвищем Безбородый дети становились сыновьями Безбородого.

По этому же принципу образовывались фамилии происходящие от профессий – у Ткачева – ткачом, у Кожевникова – выделывал кожи.

К великоросским фамилиям относят и русские фамилии на -ин, такие как Пушкин, Травин, Сусанин, Бусыгин, Ильин; их около 30% от общего числа.

Больше всего таких фамилий в Поволжье, там их число достигает 50%. Иногда люди с такими фамилиями имеют корни в Белоруссии. Однако еще чаще на белорусское происхождение указывает окончание фамилии на -ков. К примеру, Ивашков. Это вызвано тем, что в Белоруссии были распространены крестьянские имена с уменьшительно-уничижительными суффиксами: Ивашко, Грасько, Федько.

К выходцам из Белоруссии  относятся и владельцы фамилий, оканчивающихся на -ич, -ук, -ик, -ски, -ка. Типа  Вашкевич, Кучерук, а также   на -еня, -ёня: к примеру, от имени Астахий произошла фамилия Асташеня.

Для Московского государства XV века характерны фамилии на -итин и -итинов, которые образовывались от названий городов: Москвитинов, Москвитин, Костромин, Костромитин.

Среди белорусов распространены фамилии и на -ович, -евич. Они образованы от отчеств и прозвищ: сын Петра – Петрович, сын Лебедя – Лебедевич. А кроме того здесь, как и в центральной России, часто встречаются фамилии на -овец, -евец, -инец, которые образованы от топомнимов: Ивановец из Иваново, Ростовец из Ростова. 

Если же у русской фамилии несколько суффиксов, то скорей всего, пращуры её владельца были казаками Донского войска. Это связано с обычаем казаков не признавать фамилии, оканчивающиеся на -ин и на -ий, - ый, и переделывать их, добавляя суффиксы. Так Кузьмин становился Кузминовым или Кузьминковым, в Бессмертнова превращался Бессмертный. Бывали и случаи «нанизывания» окончаний. Дети Павло становились Павлюками, внуки могли носить фамилию Павлюченко, а правнуки – стать Павлюченковыми.

К казачьми фамилиям, но уже к Запорожеской сечи, относились составные фамилии, типа Чернопес, Убейволк, Убейбатька, Красновол или Белоконь.

Русский Север и новгородчина

О том, что их владельцы – выходцы с Русского севера, говорят фамилии, имеющие окончание на -их или -ых, например, Красных, Коротких, Белых. Эти фамилии происходили от семейных прозвищ: у кого-то в семье были коротышки – их назвали Короткие, у кого-то были рыжие волосы – и такое семейство называли Красными.

Впрочем, в корне некоторых фамилий на -их и -ых лежали конкретные географические названия. Лебедевских мог быть из села Лебедево, а Успенских – из Успенки.

К псковско-новгородским областям принято относить происхождение владельцев фамилий на -шин, -кшин — Лушкины, Евлашкнины.

Фамилии на -ский или -цкий часто давали детям священников, дьяконов, которых называли по названиями храмов или по церковным праздникам: Вознесенский, Рождественский, Покровский, Благовещенский. О принадлежности к сословию священников могут говорить и  искусственные фамилии, например, Афинский, Добровольский.

Ваша реакция?

Сообщения из Facebook